Герои

Serik

Продвинутый пользователь
Сообщения
462
Реакции
344
ГЕРОЙ РОССИИ АНАТОЛИЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ЛЕБЕДЬ, подполковник спецназа ВДВ, - Кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени, трёх орденов Мужества, трёх орденов Красной Звезды, ордена "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени, медали "За отличие в военной службе" трёх степеней, мужественный, порядочный, честный человек.

Об Афганистане. (одно из немногочисленных интервью)
Летали постоянно. Караваны в двадцать вьючных, в тридцать вьючных. Самый большой — двести три вьючных. Оружия горы, медикаментов горы, душманов навалили столько, что… Мы их в четыре утра заметили и до часу ночи долбили. Заправлялись, прилетали, высаживались, группы высаживали, другие прилетали, «крокодилы» прилетали, долбили их вкруговую… Весь караван так в ущелье и остался, почти со всей охраной.

О боевом пути Героя рассказывает его сослуживец - один из старших офицеров 45-го отдельного гвардейского орденов Кутузова и Александра Невского полка специального назначения ВДВ.
- Родился Анатолий - младший сын в семье - 10 мая 1963 года в городе Валга Эстонской СССР, в семье рабочих. Отец его - Вячеслав Андреевич - фронтовик, морской пехотинец, участник Сталинградской битвы, после увольнения в запас был направлен на целину в Казахстан, затем переехал в Эстонию.

Анатолий гордился военным прошлым отца, рассказывал о его рукопашных схватках с фашистами, борьбе с диверсантами, о штыковом ранении в шею и боевом товариществе, благодаря которому отец остался жив, истекающего кровью Вячеслав Лебедя перебинтовали и вынесли с поля боя верные друзья.

Во время обучения в профессионально-техническом училище N11 небольшого старинного городка Кохтла-Ярве, Анатолий - комсомолец, спортсмен и активист - активно занимался парашютным спортом в местной школе ДОСААФ. К окончанию техникума на его счету было порядка 300 прыжков!

Небо магнитом тянуло парня в свои необъятные просторы, но попытка поступить в Борисоглебское летное училище неожиданно окончилось провалом, Толик завалил математику. Пришлось устроиться слесарем-ремонтником на Ахтменский ремонтно-механический завод, откуда 3 ноября 1981 года он и был призван на срочную службу. Военную присягу принял 20 декабря в учебке 44-й учебной дивизии ВДВ, что в посёлке Гайжунай, Литовской ССР. Затем в должности командира отделения - командира боевой машины служил в 57-й отдельной десантно-штурмовой бригаде, в посёлке Актогай Талды-Курганской области Казахской ССР.

Летом 1983 года сержант Лебедь решает стать офицером и поступает в Ломоносовское военное авиационно-техническое училище (пригород Ленинграда), специальность: вертолёты и авиадвигатели. 27 июня1986 года юношеская мечта Анатолия сбылась - он стал лейтенантом. Распределили его в 307-й вертолётный полк ЗабВО. Долго там мёрзнуть бортовому авиатехнику МИ-24 не пришлось, перекинули в ТуркВО, где полгода готовили к выполнению задач в условиях специфического климата Афганистана. 239 отдельная вертолётная эскадрилья ВВС 40-й общевойсковой армии приняла в свои ряды невысокого, но чрезвычайно развитого физически борттехника вертолёта МИ-8 25 апреля 1987 года.

Люди, далёкие от военной науки, находясь под впечатлением от пары кинофильмов, думают, что борттехник - такой полупьяный прапорщик, который в полёте мирно дремлет, а проснувшись, выталкивает нерасторопных десантников с борта на землю. Это заблуждение. В полёте каждый член экипажа занят своим делом. Борттехник контролирует работоспособность систем машины, следит за расходом топлива и функционированием насосов, показаниями датчиков на приборной доске. А когда верто-лёт зависает над площадкой приземления, именно борттехник первым устремляется с борта вниз! Он обязан увидеть грунт на пло-щадке, оценить, куда встанут колёса, рассмотреть опасность повреждения вертушки.

Лебедь, за глаза называемый в эскадрилье "Рэмбо", всегда высаживался первым. И уходил в составе десантной группы в бой. За полтора года в Афганистане, (с пятимесячным перерывом), Лебедь участвовал в эвакуации раненых, поиске и уничтожении караванов с оружием с воздуха, захвате боеприпасов и снаряжения противника в наземных операциях. Думаю, именно в Афганистане, участвуя в уничтожении банд и караванов в горах и зелёнке, он научился тому, что так пригодилось нам потом на Кавказе.

Говорят: везёт сильнейшим. И Анатолию повезло, он летал с Николаем Сайновичем Майдановым, будущей легендой армейской авиации, прозванным армейцами "лётчиком от Бога". Единственным в стране боевым пилотом, удостоенным звания Героя Советского Союза и Героя России (посмертно). Экипаж Майданова принимал участие в десантных операциях в районах Панджшера, Ташкудука, Мазари-Шарифа, Газни, Джелалабада. За это время он высадил более 200 разведывательных групп. Моджахеды вели охоту за экипажем Майданова, дважды в их вертолёт попадали "Стингеры", несколько раз простреливали борта и лопасти, но вертушка не падала. Однополчане и десантники знали: если в вертушке экипаж Майданова, можно быть уверенным, живыми вернутся все.

Днём 12 мая 1987 года, приняв на борт досмотровую группу Баракинского спецназа (668-й отдельный отряд специального назначения) экипаж Майданова совершил облёт по маршруту Падхаби-Шана - Чарх - Альтамур - Сепест. Пусто. Возвращаясь домой, полетели через кишлак Абчакан, и тут офицеры Евгений Барышев и Павел Трофимов заметили двух моджахедов на лошадях в русле руки. Вероятно, неподалёку, в зелёнке, прятался караван. Спецназовцы решили десантироваться, и вступить в бой.

Высадив разведгруппу из 13 человек, вертолёты (пара Ми-8 и пара Ми-24) сделали по два захода и, обстреляв каньон и зелёнку из всего бортового вооружения, ушли за подмогой. Чуть более часа понадобилось на заправку вертушек, сборы резервной группы и обратный путь к месту боя. По земле к ущелью подтянулась бронегруппа, помогла и армейская авиация: пара Су-25 сбросила бомбы в Абчаканское ущелье и "отработала" по соседнему ущелью Дубандай.

Как позже выяснила агентура, численность отряда душманов, у которого был отбит караван, составляла до ста человек. Они вели караван из Пакистана. В этот день в зелёнке Абчаканского русла караван отдыхал, стоял разгруженным. Тяжёлый бой закончился за полночь. Оставшееся от душманов оружие и боеприпасы на следующий день вывозили несколькими вертоле-тами. Всего, по уточненным данным, было уничтожено и захвачено 255 вьючных животных, порядка 50 моджахедов, 17 переносных зенитных ракетных комплексов "Хуньин-5", 5 пусковых установок реактивных снарядов, 10 минометов, безоткатных орудий, 1-ЗГУ, ДШК, около 2,5 тысячи боеприпасов к пусковым установкам, тяжелому оружию, минометных мин, 350 противопехотных мин и ручных гранат, более 300 килограммов взрывчатых веществ, свыше 300 тысяч патронов.
Из Афганистана Анатолий вернулся в Магочинский район Читинской области, но вскоре улетел в Западную группу войск, в немецкий город Магдебург, где благополучно служил до вывода российских войск из Германии.

В октябре 1993 года 337-ой отдельный вертолетный полк на основании Директивы Минобороны РФ передали в состав СибВО, в город Бердск Новосибирской области. Великий Советский Союз развалился. Вооружённые силы пришли в упадок, служить стало неинтересно и бесперспективно. Зарплату военным не платили по полгода, собственное жильё отсутствовало. Какой может быть боевая подготовка, когда топлива для полетов не было месяцами, и взлётка зарастала по пояс?

1 октября 1994 года Анатолий оформил пенсию и вместе с женой Татьяной и сыном Алексеем переехал в уютное Подмосковье. На хлеб зарабатывал в местной ветеранской организации воинов-интернационалистов. Затем неожиданно оставил наладившийся быт и добровольцем, по туристической визе, уехал в бывшую Югославию, помогать братьям-славянам в их правом деле. Чем конкретно Анатолий занимался на Балканах, он никогда не рассказывал, отвечал сухо: "сербы нам не чужие, воевал за Родину". Первую чеченскую кампанию пропустил по личным соображениям.



В августе 1999 года, после нападения чеченских боевиков и иностранных наёмников на Дагестан, большая группа добровольцев, готовых защищать целостность государства Российского, со всех окраин страны потянулась на Кавказ. Дело было правое, а патриотов, слава Богу, у нас всегда хватает.

Лебедь с Игорем Нестеренко, с которым крепко сдружился на Балканах, закупив снаряжение и обмундирование, прилетели в Махачкалу, где присоединились к отряду местного ополчения, и поехали в горы. В ходе боевых действиях примкнули к сводному отряду милиции, в составе которого воевали до октября. Когда боевиков выдавили на территорию Чечни, и армия перешла через границу, друзья заключили контракт с Министерством обороны, и снова вернулись на войну. Заместителем командира разведывательной группы 218 отдельного батальона специального назначения нашего полка Анатолий служил более полугода. В дальнейшем, в каком бы он звании ни был, и какую бы должность ни занимал, продолжал выполнять боевые задачи в составе разведгрупп, лично выводя бойцов на разведывательно-поисковые мероприятия. Саратовец Игорь Нестеренко погиб на боевом выходе первого декабря 1999-го в районе города Аргуна, на железнодорожной насыпи напоровшись на засаду с парнями из пехоты, а Лебедь продолжил начатое дело с двойной энергией. Именно тогда я и познакомился со старшим лейтенантом Лебедем. Он поразил меня своим фанатизмом и нестандартным подходом к делу. Он искал противника там, где обычно не ищут, и лез туда, куда обычно не лазят по соображениям безопасности. И ведь всегда находил, и выполнял задачу так, что командирам не за что было критиковать "вольнодумца". Я спрашивал его, для чего он снова полез на войну, ради чего мёрзнет в горах и рискует жизнью, ведь "свой долг Родине" он отдал ещё в Афганистане.

"Если бандит взял в руки оружие, и убивает, присваивает чужое, его надо уничтожить немедля. Да, здесь, в горах, иначе он почувствует безнаказанность и вылезет грабить в центре Москвы. Боевик должен знать: сделал зло, спрятаться не получится, найдём, и отвечать ему придётся по-взрослому. Понимаешь, чем больше задавим наверху, тем меньше их в города спустится", - отвечал Лебедь.

В 2001-2003 годах мы результативно поработали в Веденском районе Чечни. В зону нашей ответственности входили сёла Хатуни, Элистанжи, Махкеты, Тевзана, Агишты. В боевой работе нам активно содействовали разведчики из Тульской дивизии ВДВ и спецназовцы МВД и УИН. Общими усилиями самый бандитский район республики потихоньку перешёл в число мирных. Обстрелы колонн и постов прекратились, боевики предпочитали прятаться высоко в горах и спускались буйствовать на равнину, только когда голод к стенке припирал.

Как-то, после дерзкого нападения боевиков на заставу и подрыв милицейской колонны под Сельментаузеном, возникла у меня с Толиком "тёрка": где можно быстро найти нападавших и сделать результат без потерь? Лебедь и его "лепший друг" увели свою разведгруппу в лес, и вскоре принесли доказательства уничтоженной базы вместе с её хозяевами-боевиками, а я в это время со своими парнями тихо разоружил и пленил семерых бандитов в самом селе. Они спустились туда, чтобы отмыться, отдохнуть и отсидеться, пока их ищут в горах, но вместо бани попали в десантное отделение моего бронетранспортёра. Так, общими усилиями мы с товарищем Лебедем полностью обезвредили крупную банду, и дали хорошую "пищу для размышлений" особистам и военным прокурорам. В полдень 25 июня 2003 года усиленная разведгруппа, в составе которой был Лебедь, обнаружила хорошо укреплённую базу боевиков, что располагалась в горно-лесистой местности выше печально известного села Улус-Керт, на спуске в Аргунское ущелье. Боевиков уничтожили, базу взорвали. Ближе к вечеру, при прочёске прилегающей к базе территории, Лебедь подорвался на противопехотной мине: получил минно-взрывное ранение с травматическим отрывом правой ступни, обширным дефектом мягких тканей, шоком 1 степени и острой кровопотерей до одного литра.

Для эвакуации раненого вызвали вертушку, и до посадочной площадки, что находилась в нескольких часах ходьбы от места операции, бойцы несли своего товарища на руках. Спасли, как когда-то Вячеслава Андреевича под Сталинградом. Полтора месяца Анатолий пролечился в госпитале имени Бурденко, получил протез. Только встал на ноги и начал ходить, тотчас выписался и прилетел обратно в Чечню. Не увольняться. А ходить на боевые! "Протез хороший, как живой. Готов к выполнению любых задач!" - отрапортовал в Ханкале слегка прихрамывающий разведчик, и командование возражать не стало, вернуло в батальон.



Глядя фото и видеозаписи с Анатолием Лебедем понимаешь, что этот человек обладал мощной энергией. Анатолий больше напоминает воина древности или запорожского казака, чем затюканного бытовыми проблемами, начальством и писаниной современного военнослужащего. Такое впечатление, что все тяготы и лишения службы не оставили на нем своего отпечатка. Как будто не он потерял на войне многих друзей, не ему оторвало ступню, не он большую часть жизни провел, скитаясь по общагам, не имея даже собственного дома. Только в глазах – легкая грусть и усталость. Кстати, он был левшой. Это заметно на всех фото, где Анатолий позирует с оружием. Левши – часто нестандартные люди, но и более уязвимые… Его называли «российским Рэмбо», «человеком-войной». Серьезная техническая грамотность этого «Рэмбо» оставалась как бы в тени его боевой славы. Самостоятельно, у себя в гараже, он собрал боевую разведывательную машину – такую, как ему надо. По виду, что-то среднее между «Хаммером» и багги, легкую, очень быструю и маневренную. Сверху – пулемет на станке и место для пулеметчика. На ролике из его личного архива Лебедь демонстрирует возможности автомобиля. Быстрый разгон, и вот уже машина мчится в клубах пыли. А потом лихо, без сброса скорости, практически на месте – разворот на 180 градусов с заносом. Он был еще и умелым водителем. С любимыми собаками. Из Чечни Лебедь привез белую собаку по кличке Паштет. Называл его «боевым другом». О семье Анатолия Лебедя практически ничего не известно, сам он об этом говорил крайне скупо. На вопрос, есть ли у него семья, ответил: «Есть. Вот Паштет. Я его в 2004-м привез из Чечни. Он боевой друг. На военных бортах летал. Ранен был. Болел, четыре раза откачивали. Ну, жена тоже есть, ребенок». Похоже на шутку. Его спрашивают о семье, а он о собаке. Наверняка Лебедь не так глуп, чтобы перепутать собаку с женой, и такой ответ дан им сознательно. В военной профессии известность опасна, уже есть печальный пример полковника Буданова. Действия Лебедя в Чечне, Дагестане и Грузии могли породить желание личной мести со стороны определенных лиц. Поэтому он вполне резонно оставляет семью «в тени», не дает почти никакой информации, маскирует свое отношение к ней. Анатолий Лебедь демонстративно не интересовался политикой, не любил говорить о ней. Сейчас уже становится привычным, что российские военные выходят на митинги с требованиями отставки определенных должностных лиц, выкладывают в Интернет видеоролики с обращениями к власти, подвергают резкой критике военную реформу и руководство Минобороны. Наверняка, Лебедь тоже видел многие процессы, происходящие в стране и в армии, не мог их не видеть, но приоритет сознательно отдавал другому. Да и трудно его, честно говоря, представить на митинге. «Если начнешь о глобальном думать, то забудешь о тех, с кем выполняешь задачу. Про тех десять-пятнадцать человек. Вот это и есть, как бы - Родина». «Государство вон – парни стоят. Чтоб не доставить радость врагу, надо успеть их научить. Таких, кто только пришел, сложности нет подловить – на засаде, в том же бою. Вот за них и воюю. За пацанов этих вот, чтобы не мычали, когда им глотки режут. Успеть научить… Это вверху пускай хоть кого предают – хоть нас, хоть себя, хоть родных своих, нам главное задачу свою выполнять, и не смотреть, кто там кого продал и предал. А там пускай хоть негры в президенты, хоть кто». А с другой стороны, имей даже Лебедь какие-либо политические убеждения, – с какой стати действующий офицер спецназа, опытный и неглупый человек должен озвучивать их всем желающим? Когда корреспондент «Огонька» задает вопрос: «Вы считаете себя русским патриотом?» (ага, русский патриот - значит националист, противник толерантности, демократии и нацменьшинств), Анатолий туманно отвечает: «А что, это плохо?», и сразу же уводит разговор в сторону. Этот человек был далеко не так прост…
27 апреля 2012 года в Москве перед воротами на территорию парка «Сокольники», на пересечении Богородского шоссе и улицы Олений Вал Анатолий Лебедь не справился с управлением своего байка «Кавасаки», врезался в массивный бетонный бордюр, и в результате травм, полученных в ДТП, скончался на месте. Похоронен на Аллее Героев Преображенского кладбища в Москве. Пять войн, много лет в «горячих точках», 900 прыжков с парашютом, и тут… Нелепая случайность? Может и так. Думается, Анатолий Лебедь, со своим колоссальным опытом боевых действий обладал таким уровнем военного профессионализма, который хранил его лучше любой брони. Он сам был хозяином своей удачи в бою. А в мирной жизни оказался так же уязвим, как и все мы. Но есть и другие мнения. Например, вот это. От человека, лично знавшего Анатолия: «Не верю, что он погиб случайно, слишком много [в] последнее время случайностей с теми, кто честно стоял на переднем крае войны».
 
Яндекс.Метрика
Сверху