Пара слов о Walther LP400

kashchei

Модератор
Сообщения
2,962
Симпатии
1,427
Адрес
Нижний Новгород
#21
... всем вместе пойти посмотреть как Морини и Ринк делают рукоятки ;)
Заодно им пиздячек навешать. То у одного не так, то у другого чего-то не хватает.
К слову говоря, у меня сейчас какая-то загадочная фирменная ручка штеер. Она вообще классная. В некоторых местах утолщить и вообще агонь будет.
Но тут ещё дело в моей кисти- она тонкая в сечении, широкая в ладони и длинная в пальцах. Под меня надо конкретно ручку пилить.
 

micha

Пользователь
Сообщения
87
Симпатии
65
#22
... всем вместе пойти посмотреть как Морини и Ринк делают рукоятки ;)
Это да, я честно пытался привыкнуть к родной штаеровской рукояти, но увы, даже после доработки не ужились .Через две недели еду к Ринку заказывать , кстати записался на очередь ещё в конце ноября.
 

SergKovrov

Продвинутый пользователь
Сообщения
375
Симпатии
308
Адрес
Ковров
#23
Это да, я честно пытался привыкнуть к родной штаеровской рукояти, но увы, даже после доработки не ужились .Через две недели еду к Ринку заказывать , кстати записался на очередь ещё в конце ноября.
Что то долго, мне за 3 недели привезли...
 

micha

Пользователь
Сообщения
87
Симпатии
65
#24
Долго, это если индивидуально, делается оттиск руки и по оттиску изготавливаеся рукять, а можно было и готовую купить, тогда конечно было бы быстро.
 

SergKovrov

Продвинутый пользователь
Сообщения
375
Симпатии
308
Адрес
Ковров
#26
SergKovrov, как вообще тебе Ринк, не разочаровал?
Тащусь :beach:, хват совсем другой и желания допилить, доклеить пока не возникает + регулировка грибка 2мя винтами и 3й контрит всю систему
 

kashchei

Модератор
Сообщения
2,962
Симпатии
1,427
Адрес
Нижний Новгород
#27
Тащусь :beach:, хват совсем другой и желания допилить, доклеить пока не возникает + регулировка грибка 2мя винтами и 3й контрит всю систему
Врет он фсё! Ввалил кучу бабла, думаете он правду скажет?! Ага, ща..
Он будет биться в истерике, плакать ночами в подушку, звать маму, но нам так и не признается, что купил откровенную фигню.:ahaha:
*зависть плохое чувство..не слушайте меня*
 

sashamak

Продвинутый пользователь
Сообщения
452
Симпатии
303
Адрес
Минск
#28
На днях довелось пострелять из LP500 с карбоновым баллоном. Очень приятные впечатления от пистолета. Пистолет легкий, но нет ощущения пустоты, у него очень хороший баланс, во всяком случае мне подошел идеально, без грузиков. Получается четкое удержание, вот навел в зону прицеливания, и он там плавно колышется, без сильных отклонений, как будто сам. Кстати, еще от пары человек слышал такое же мнение по этой модели. Остальное традиционно для топового пистолета. Совершенно ровный и плавный спуск (модель была с механикой). Идеально четкие прицельные. Вот не знаю почему такая разница, но берешь потом МР-672 и не видишь тех идеальных линий, которые были с немцем. Может покрытие разное и дело в бликах, может просто потому, что у вальтера параллельное параллельно, перпендикулярное перпендикулярно.... А рукоятка родная мне не понравилась. И размер мой L, но какая-то она худая, не получалось добиться плотного хвата, хотя круг девятки держал и так. Кстати, посмотрел потом в конструкторе по этой модели, оказывается у вальтера во всех размерах рукоятки идут и тонкие и нормальные. Может это как раз был Slim вариант. И по компенсатору: да, работает незаметно, никаких ударов не чувствуется, прицельные на месте во время выстрела, и вот убедился, что нет необходимости в нем. Может для тех, кто стреляет на балансе, с легким удержанием рукоятки компенсатор необходим, а вот при плотном хвате, постоянном закреплении до, во время и после выстрела, особой пользы он не несет.
А вывод вот такой: пневматика стала совершенной уже лет 25 назад, а сейчас правят бал маркетологи, вытрясая с нас деньги за 3D, 5D, карбон, цифровые манометры- а прямых рук то от этого не прибавится... Хотя конечно, стрельба из топовой модели дает некое моральное удовольствие (которое потом быстро сходит на нет от своих отвратительных результатов :) )
 

vitamin

Пользователь
Сообщения
136
Симпатии
145
Адрес
Магнитогорск
#29
РАССКАЗ
Идеальное ружье
Много лет тому назад я был приглашён если не на великосветскую, то во всяком случае, на очень бомондистую облавную охоту, которая продолжалась три дня. Поездка в отдельном вагоне, шикарно обставленный охотничий дом, ковры, отдельные спальни, повар, прислуга обоего пола, винный погреб, а также английский и французский говор произвели на меня, как на охотника, привыкшего к более примитивной деревенской обстановке и далеко не французскому языку, почти ошеломляющее впечатление, и я, признаться, чувствовал себя не совсем свободно среди этой охотничьей аристократии.
В первый же день охоты, во время обеденного привала, который был устроен на живописной лужайке, окаймлённой высокими и густыми елями, участники облавы расположились группой на разостланных коврах и, как водится между охотниками, стали хвастать друг перед другом своими ружьями. Назывались имена знаменитых мастеров, колоссальные цифры стоимости и необычные, почти волшебные, свойства каждого отдельного экземпляра.
Седовласый князь К., считавшийся большим знатоком охотничьего оружия, внимательно осматривал каждое ружьё и высказывал своё компетентное мнение о его достоинствах и недостатках; причём о недостатках ружья, в весьма деликатной и шутливой форме, он упоминал на французском, о достоинствах на русском языке. Чувствуя, что очередь дойдёт до меня и что моё плебейское ружьё Зауэра, ценою в 125 рублей, попало в совершенно неподходящую компанию всяких Голланд— Голландов, Ланкастеров, Лебо и других высокорожденных, я приготовился незаметным образом улизнуть в ближайшие кустики, чтобы не поставить в неловкое положение и себя, и моё ружьецо, но в тот же момент был остановлен вопросом князя, обращенным ко мне.
— А ваше ружьё, молодой человек?
— Не стоит внимания, князь: у меня самое простенькое ружьё Зауэра.
— А— а— а!..
Лёгкая ирония скользнула в его снисходительной улыбке, и он, не удостоив даже взглядом мою дешёвую палилку, перешёл к соседу, в руках которого был великолепный экземпляр старого Скотта.
Это пренебрежительное «А— а— а!» заставило меня в тот момент покраснеть до корней волос, а впоследствии принесло мне и моей семье немало величайших страданий и забот.
Когда после привала возобновилась охота, я, стоявший на номере между двумя такими шедеврами, как Голланд и Пёрде, окончательно потерял самообладание, автоматически переходил с загона на загон и, ничего не видя и ничем не интересуясь, проклинал только тот день и час, когда меня угораздило купить такую, извините, дрянь, как моё ружьё Зауэра. Княжеское «А— а— а!» продолжало меня преследовать и угнетать; я нервничал, пуделял даже по сидевшим зайцам и бегущим фазанам и к концу облавы до того развинтился, что, сославшись на внезапное недомогание, укатил с первым поездом домой.
Ночь, которую я провёл дома после этой шикарной облавы, была ночью ужасов и кошмарных сновидений. Проклятые Лебо, Ланкастеры, Голланды и Пёрде носились вокруг меня в диком хороводе, хохоча и издеваясь над моим несчастным Зауэром, лившим горькие слёзы из обоих получоков. Я протестовал, я защищал моего старого друга, я доказывал, что Зауэр бьёт не хуже всякого Скотта и Мортимера, но в ответ слышалось звонкое и отчётливое щёлканье затворов знаменитых мастеров, в глазах мелькали тысячи английских фунтов, какие— то испытательные мишени, листы, тучи стреляных гильз и горы битой дичи.
Я вскакивал с постели, снова ложился, накрывал голову тремя подушками и ватным одеялом, но и сквозь эту толщу пуха и ваты я ясно слышал княжеское «А— а— а!» Я натёр виски одеколоном, выпил восемь графинов холодной воды и три пузырька валериановых капель, но ничто не приносило мне покоя. Едва я ложился и закрывал глаза, передо мною снова появлялся князь, с ног до головы увешанный ружьями знаменитых мастеров, и с сатанинской улыбкой приговаривал: «Вот это ружья!.. Вот это шедевры!.. Ну, что такое Зауэр?.. Дрянь!..
Обыкновенная рыночная дрянь!.. То ли дело Джеймс Пёрде!.. Голланд— Голланд!..» Не будучи в состоянии выдержать дальше этой ужасной пытки, я вскочил, как угорелый, с кровати, схватил своего Зауэра и с остервенением бросил его в кладовую, на бочонок с солёными огурцами и морошкой. Для меня стало ясным, как день, что продолжать охотиться с этим немецким пасынком, которого князь не удостоил даже взглядом, недопустимо, позорно и недостойно такого охотника, как я. С этого момента и началась моя трагедия, трагедия охотника, желавшего иметь идеальное ружьё.
Ежедневно я проводил по два и по три часа в тире, пристреливая всякую титулованную труху, которую мне рекомендовали добрые друзья и приказчики оружейных магазинов. Моё правое плечо превратилось в отбивную котлету, а щека раздулась до величины приличной чарджоуской дыни, но это не могло остановить моего рвения. На ночь я ставил компресс, а поутру снова отправлялся в тир и с нетерпением и упрямством, которому мог позавидовать любой осёл, продолжал расстреливать сотни патронов и подсчитывать сотни тысяч дырочек в пристрелочных листах. Так продолжалось несколько месяцев. За это время я успел купить, меняя и доплачивая каждый раз от пятидесяти до ста рублей, около восемнадцати ружей знаменитых мастеров.
Но, как только я останавливался на каком— нибудь выдающемся шедевре и выезжал с ним на охоту, — все мои надежды разбивались, я бессовестно пуделял и возвращался домой «попом». После каждой такой поездки я стремглав летел в магазин, снова менял ружьё, снова доплачивал и снова подставлял в тире свою «чарджоускую дыню» под удары полированного ореха.
Жена, видя мои адские муки и неудачи, тайно служила молебны о ниспослании мне исцеления и явно подсылала приятелей, которые советовали мне уехать месяца на два в санаторию, на Кавказ или в Крым, но я отлично понимал их хитрость и не позволял провести себя на мякине. Санатория санаторией, думал я, а ружьё ружьём. Вам не хочется, чтобы у меня было идеальное ружьё? Дудки! Я добьюсь своего, во что бы то ни стало. Тогда, князь, мы ещё поговорим с вами… По— французски— с! Я снова доплачивал, пристреливал — и снова бекасы, по которым я давал дуплеты, весело почмакивая, улетали, не получив даже приблизительного представления о высоких качествах моего ружья.
Но не было в моей душе места унынию и не было конца добровольно принятым на себя мучениям. В то время, как жена советовалась с лучшими психиатрами и подсылала ко мне знаменитых гипнотизёров, я снова доплачивал и менял ружья, путаясь уже во всех существующих системах и калибрах. Я отдавал в мастерские действительно чудные ружья, приказывая подгонять их к моим индивидуальным особенностям.
Талантливые русские мастера старались: они рассверливали чоки, укорачивали стволы, гнули ложи во всех направлениях и артистически приводили в полную негодность самых лучших Скоттов и Голландов, но это меня не останавливало. С настойчивостью, достойной лучшего удела, я продолжал поиски идеального ружья. Наконец, после двухнедельной пристрелки я нашёл свой идеал. Это было превосходное ружьё 12 калибра фабрики Лебо, которое обошлось мне, считая, что я переменил за год более пятидесяти ружей, тысяч в девять с небольшим. Я бережно уложил его в футляр, отправился купить закусок и часа через три выехал на охоту.
— Опять с новым ружьём, барин? — встретил меня егерь Василий.
— Нет, со старым! — злобно ответил я, уязвлённый его мужицкой иронией.
— Оно и лучше; старое— то всегда бьёт, как следует.
— Ну, иди, брат, иди!.. Я устал и хочу отдохнуть… Только разбудишь меня пораньше.
— Бекасы— то стали очень строги; надо выходить затемно. Доброй ночи, барин.
Предчувствуя в этот раз удачу, я скоро и безмятежно уснул. В первый раз со дня этой знаменитой аристократической облавы я не видел во сне ни князя, ни издевавшихся надо мною ружей знаменитых мастеров; мне приснилась только моя, измученная и исстрадавшаяся моими страданиями, жена, причём её лицо было озарено необычайно ласковой и светлой улыбкой. Часов около двух ночи Василий разбудил меня.
— Скорее вставайте, барин. Приехали ещё Юрий Васильевич.
— А где же он?
— Ушодши с Кузьмой на охоту, правым берегом пошли.
— Ещё туман, ничего ведь не видно.
— Пустяки, барин. Юрий Васильевич вот как начнёт сейчас палить.
Не желая оказаться профаном перед Юрием Васильевичем, я вскочил, быстро собрал свои пожитки, новое идеальное ружьё и через десять минут был уже с Василием и Милордом на болоте. Не успели мы пройти и ста шагов, как Милорд поднял двух бекасов. Несмотря на темень и густой туман, я сделал дуплет и оба красавца комками свалились на землю.
— Вот видите, барин, старое— то ружьё куда лучше бьёт.
— Ладно, ладно, Василий!.. Ты делай своё дело!
Я крепко сжимал в руках свой новый клад, и сердце моё наполнялось каким— то священным трепетом. Милорд, поощрённый совершенно неожиданной удачей, преобразился и искал с таким рвением, какого я давно в нём не замечал. Взлетел ещё один бекас и в тот же момент, сражённый моим выстрелом, свалился, описав очень красивую дугу. Василий подал мне птичку, улыбаясь во весь рот.
— Вот видите… А вы меняете ружья… Туманище какой, темно, а бекасы валятся… То ли будет ещё, когда рассветёт… Старое ружьё всегда лучше бьёт. В этот момент с озера поднялась стайка уток. Делаю дуплет, и три молодых чирка падают почти к моим ногам. Милорд прыгает и лижет мне руку. Василий весело подбирает чирков, а я… Что тут говорить?.. В порыве охотничьего экстаза целую и Василия, и Милорда, и моё новое идеальное ружьё.
— Говорил я вам, барин, что старое ружьё всегда бьёт лучше.
— Да это новое ружьё, Василий, совершенно новое… Но только я пересыпал дробь картофельной мукой.
— Картохельной?!
— Ну да, а ружьё- то новое. Насилу подобрал… Лебо, брат, настоящий Лебо. Полторы тысячи заплатил.
— Полторы?! Ну и ружьё! Этак мы, пожалуй, всех охотников наших за пояс заткнём.
— И заткнём, Василий!.. Милорд, вперёд!.. Ищи! Я не делал ни одного промаха и, когда предрассветный туман стал рассеиваться, мой ягдташ был полон дичи.
— Ну и ружьецо!.. Ну и картохель… Дозвольте, барин, полюбоваться.
— На!.. Только осторожно, не оброни.
Я передах Василию ружьё и, полный какого— то сладкого восторга, стал насвистывать любимую песенку, обнимая, мокрую от утренней росы, шею Милорда.
— И шутник же вы, барин. Я и в самом деле думал, что это новое ружьё.
— Конечно, новое.
— Что вы?!. Нешто я не знаю вашего старого Зауэра? Вот и дырочка на ложе, которую вы прожгли папироской на тетеревином току. Я вырвал из его рук ружьё, взглянул и в тот же миг, как подкошенный, свалился на стожок сена, у которого мы стояли. В моих руках был старый, 125— рублёвый Зауэр.
— Я так и знал, что вы шутите. Куда уж новому ружью так бить. Никогда!
Сначала я ничего не мог понять, но через несколько мгновений меня осенило. Я понял загадочную и милую улыбку моей жены, когда она провожала меня на охоту, я понял её наказ — беречь своё новое ружьё, я понял, что она подменила его моим старым Зауэром, и, полный чувства величайшей благодарности за избавление меня от новых мучений, я понял, наконец, что нашёл своё идеальное ружьё.


УВЕДОМЛЕНИЕ О КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ: Это электронное сообщение и документы, приложенные к нему, являются информацией, в отношении которой обязательно соблюдение конфиденциальности, – запрета на передачу третьим лицам без согласия ее обладателя (отправителя). Если Вы получили это сообщение по ошибке, пожалуйста, сообщите об этом отправителю по электронной почте и удалите это сообщение и приложенные к нему документы из памяти Ваших компьютеров и серверов. Это сообщение и приложения к нему могут содержать точку зрения, не совпадающую с точкой зрения компании.

CONFIDENTIALITY NOTICE: This email and any files transmitted with it are confidential and intended solely for the use of the individual or entity to whom they are addressed. If you have received this email in error please notify the sender. This message contains confidential information and is intended only for the individual named. If you are not the named addressee you should not disseminate, distribute or copy this e-mail. Please notify the sender immediately by e-mail if you have received this e-mail by mistake and delete this e-mail and files transmitted with it from your system and servers. If you are not the intended recipient you are notified that disclosing, copying, distributing or taking any action in reliance on the contents of this information is strictly prohibited. Any views or opinions presented in this email are solely those of the author and do not necessarily represent those of the company.
 

strannyks

Думающий пользователь
Сообщения
1,486
Симпатии
1,027
Адрес
Благовещенск
#30
)) спамер..
 

Const

Думающий пользователь
Сообщения
1,465
Симпатии
793
Адрес
Нижний Новгород, Россия
#31
Сколько лет уж прошло, а нифига не меняется :ahaha:
 

kashchei

Модератор
Сообщения
2,962
Симпатии
1,427
Адрес
Нижний Новгород
#32
РАССКАЗ
Идеальное ружье
Много лет тому назад я был приглашён если не на великосветскую, то во всяком случае, на очень бомондистую облавную охоту, которая продолжалась три дня. Поездка в отдельном вагоне, шикарно обставленный охотничий дом, ковры, отдельные спальни, повар, прислуга обоего пола, винный погреб, а также английский и французский говор произвели на меня, как на охотника, привыкшего к более примитивной деревенской обстановке и далеко не французскому языку, почти ошеломляющее впечатление, и я, признаться, чувствовал себя не совсем свободно среди этой охотничьей аристократии.
В первый же день охоты, во время обеденного привала, который был устроен на живописной лужайке, окаймлённой высокими и густыми елями, участники облавы расположились группой на разостланных коврах и, как водится между охотниками, стали хвастать друг перед другом своими ружьями. Назывались имена знаменитых мастеров, колоссальные цифры стоимости и необычные, почти волшебные, свойства каждого отдельного экземпляра.
Седовласый князь К., считавшийся большим знатоком охотничьего оружия, внимательно осматривал каждое ружьё и высказывал своё компетентное мнение о его достоинствах и недостатках; причём о недостатках ружья, в весьма деликатной и шутливой форме, он упоминал на французском, о достоинствах на русском языке. Чувствуя, что очередь дойдёт до меня и что моё плебейское ружьё Зауэра, ценою в 125 рублей, попало в совершенно неподходящую компанию всяких Голланд— Голландов, Ланкастеров, Лебо и других высокорожденных, я приготовился незаметным образом улизнуть в ближайшие кустики, чтобы не поставить в неловкое положение и себя, и моё ружьецо, но в тот же момент был остановлен вопросом князя, обращенным ко мне.
— А ваше ружьё, молодой человек?
— Не стоит внимания, князь: у меня самое простенькое ружьё Зауэра.
— А— а— а!..
Лёгкая ирония скользнула в его снисходительной улыбке, и он, не удостоив даже взглядом мою дешёвую палилку, перешёл к соседу, в руках которого был великолепный экземпляр старого Скотта.
Это пренебрежительное «А— а— а!» заставило меня в тот момент покраснеть до корней волос, а впоследствии принесло мне и моей семье немало величайших страданий и забот.
Когда после привала возобновилась охота, я, стоявший на номере между двумя такими шедеврами, как Голланд и Пёрде, окончательно потерял самообладание, автоматически переходил с загона на загон и, ничего не видя и ничем не интересуясь, проклинал только тот день и час, когда меня угораздило купить такую, извините, дрянь, как моё ружьё Зауэра. Княжеское «А— а— а!» продолжало меня преследовать и угнетать; я нервничал, пуделял даже по сидевшим зайцам и бегущим фазанам и к концу облавы до того развинтился, что, сославшись на внезапное недомогание, укатил с первым поездом домой.
Ночь, которую я провёл дома после этой шикарной облавы, была ночью ужасов и кошмарных сновидений. Проклятые Лебо, Ланкастеры, Голланды и Пёрде носились вокруг меня в диком хороводе, хохоча и издеваясь над моим несчастным Зауэром, лившим горькие слёзы из обоих получоков. Я протестовал, я защищал моего старого друга, я доказывал, что Зауэр бьёт не хуже всякого Скотта и Мортимера, но в ответ слышалось звонкое и отчётливое щёлканье затворов знаменитых мастеров, в глазах мелькали тысячи английских фунтов, какие— то испытательные мишени, листы, тучи стреляных гильз и горы битой дичи.
Я вскакивал с постели, снова ложился, накрывал голову тремя подушками и ватным одеялом, но и сквозь эту толщу пуха и ваты я ясно слышал княжеское «А— а— а!» Я натёр виски одеколоном, выпил восемь графинов холодной воды и три пузырька валериановых капель, но ничто не приносило мне покоя. Едва я ложился и закрывал глаза, передо мною снова появлялся князь, с ног до головы увешанный ружьями знаменитых мастеров, и с сатанинской улыбкой приговаривал: «Вот это ружья!.. Вот это шедевры!.. Ну, что такое Зауэр?.. Дрянь!..
Обыкновенная рыночная дрянь!.. То ли дело Джеймс Пёрде!.. Голланд— Голланд!..» Не будучи в состоянии выдержать дальше этой ужасной пытки, я вскочил, как угорелый, с кровати, схватил своего Зауэра и с остервенением бросил его в кладовую, на бочонок с солёными огурцами и морошкой. Для меня стало ясным, как день, что продолжать охотиться с этим немецким пасынком, которого князь не удостоил даже взглядом, недопустимо, позорно и недостойно такого охотника, как я. С этого момента и началась моя трагедия, трагедия охотника, желавшего иметь идеальное ружьё.
Ежедневно я проводил по два и по три часа в тире, пристреливая всякую титулованную труху, которую мне рекомендовали добрые друзья и приказчики оружейных магазинов. Моё правое плечо превратилось в отбивную котлету, а щека раздулась до величины приличной чарджоуской дыни, но это не могло остановить моего рвения. На ночь я ставил компресс, а поутру снова отправлялся в тир и с нетерпением и упрямством, которому мог позавидовать любой осёл, продолжал расстреливать сотни патронов и подсчитывать сотни тысяч дырочек в пристрелочных листах. Так продолжалось несколько месяцев. За это время я успел купить, меняя и доплачивая каждый раз от пятидесяти до ста рублей, около восемнадцати ружей знаменитых мастеров.
Но, как только я останавливался на каком— нибудь выдающемся шедевре и выезжал с ним на охоту, — все мои надежды разбивались, я бессовестно пуделял и возвращался домой «попом». После каждой такой поездки я стремглав летел в магазин, снова менял ружьё, снова доплачивал и снова подставлял в тире свою «чарджоускую дыню» под удары полированного ореха.
Жена, видя мои адские муки и неудачи, тайно служила молебны о ниспослании мне исцеления и явно подсылала приятелей, которые советовали мне уехать месяца на два в санаторию, на Кавказ или в Крым, но я отлично понимал их хитрость и не позволял провести себя на мякине. Санатория санаторией, думал я, а ружьё ружьём. Вам не хочется, чтобы у меня было идеальное ружьё? Дудки! Я добьюсь своего, во что бы то ни стало. Тогда, князь, мы ещё поговорим с вами… По— французски— с! Я снова доплачивал, пристреливал — и снова бекасы, по которым я давал дуплеты, весело почмакивая, улетали, не получив даже приблизительного представления о высоких качествах моего ружья.
Но не было в моей душе места унынию и не было конца добровольно принятым на себя мучениям. В то время, как жена советовалась с лучшими психиатрами и подсылала ко мне знаменитых гипнотизёров, я снова доплачивал и менял ружья, путаясь уже во всех существующих системах и калибрах. Я отдавал в мастерские действительно чудные ружья, приказывая подгонять их к моим индивидуальным особенностям.
Талантливые русские мастера старались: они рассверливали чоки, укорачивали стволы, гнули ложи во всех направлениях и артистически приводили в полную негодность самых лучших Скоттов и Голландов, но это меня не останавливало. С настойчивостью, достойной лучшего удела, я продолжал поиски идеального ружья. Наконец, после двухнедельной пристрелки я нашёл свой идеал. Это было превосходное ружьё 12 калибра фабрики Лебо, которое обошлось мне, считая, что я переменил за год более пятидесяти ружей, тысяч в девять с небольшим. Я бережно уложил его в футляр, отправился купить закусок и часа через три выехал на охоту.
— Опять с новым ружьём, барин? — встретил меня егерь Василий.
— Нет, со старым! — злобно ответил я, уязвлённый его мужицкой иронией.
— Оно и лучше; старое— то всегда бьёт, как следует.
— Ну, иди, брат, иди!.. Я устал и хочу отдохнуть… Только разбудишь меня пораньше.
— Бекасы— то стали очень строги; надо выходить затемно. Доброй ночи, барин.
Предчувствуя в этот раз удачу, я скоро и безмятежно уснул. В первый раз со дня этой знаменитой аристократической облавы я не видел во сне ни князя, ни издевавшихся надо мною ружей знаменитых мастеров; мне приснилась только моя, измученная и исстрадавшаяся моими страданиями, жена, причём её лицо было озарено необычайно ласковой и светлой улыбкой. Часов около двух ночи Василий разбудил меня.
— Скорее вставайте, барин. Приехали ещё Юрий Васильевич.
— А где же он?
— Ушодши с Кузьмой на охоту, правым берегом пошли.
— Ещё туман, ничего ведь не видно.
— Пустяки, барин. Юрий Васильевич вот как начнёт сейчас палить.
Не желая оказаться профаном перед Юрием Васильевичем, я вскочил, быстро собрал свои пожитки, новое идеальное ружьё и через десять минут был уже с Василием и Милордом на болоте. Не успели мы пройти и ста шагов, как Милорд поднял двух бекасов. Несмотря на темень и густой туман, я сделал дуплет и оба красавца комками свалились на землю.
— Вот видите, барин, старое— то ружьё куда лучше бьёт.
— Ладно, ладно, Василий!.. Ты делай своё дело!
Я крепко сжимал в руках свой новый клад, и сердце моё наполнялось каким— то священным трепетом. Милорд, поощрённый совершенно неожиданной удачей, преобразился и искал с таким рвением, какого я давно в нём не замечал. Взлетел ещё один бекас и в тот же момент, сражённый моим выстрелом, свалился, описав очень красивую дугу. Василий подал мне птичку, улыбаясь во весь рот.
— Вот видите… А вы меняете ружья… Туманище какой, темно, а бекасы валятся… То ли будет ещё, когда рассветёт… Старое ружьё всегда лучше бьёт. В этот момент с озера поднялась стайка уток. Делаю дуплет, и три молодых чирка падают почти к моим ногам. Милорд прыгает и лижет мне руку. Василий весело подбирает чирков, а я… Что тут говорить?.. В порыве охотничьего экстаза целую и Василия, и Милорда, и моё новое идеальное ружьё.
— Говорил я вам, барин, что старое ружьё всегда бьёт лучше.
— Да это новое ружьё, Василий, совершенно новое… Но только я пересыпал дробь картофельной мукой.
— Картохельной?!
— Ну да, а ружьё- то новое. Насилу подобрал… Лебо, брат, настоящий Лебо. Полторы тысячи заплатил.
— Полторы?! Ну и ружьё! Этак мы, пожалуй, всех охотников наших за пояс заткнём.
— И заткнём, Василий!.. Милорд, вперёд!.. Ищи! Я не делал ни одного промаха и, когда предрассветный туман стал рассеиваться, мой ягдташ был полон дичи.
— Ну и ружьецо!.. Ну и картохель… Дозвольте, барин, полюбоваться.
— На!.. Только осторожно, не оброни.
Я передах Василию ружьё и, полный какого— то сладкого восторга, стал насвистывать любимую песенку, обнимая, мокрую от утренней росы, шею Милорда.
— И шутник же вы, барин. Я и в самом деле думал, что это новое ружьё.
— Конечно, новое.
— Что вы?!. Нешто я не знаю вашего старого Зауэра? Вот и дырочка на ложе, которую вы прожгли папироской на тетеревином току. Я вырвал из его рук ружьё, взглянул и в тот же миг, как подкошенный, свалился на стожок сена, у которого мы стояли. В моих руках был старый, 125— рублёвый Зауэр.
— Я так и знал, что вы шутите. Куда уж новому ружью так бить. Никогда!
Сначала я ничего не мог понять, но через несколько мгновений меня осенило. Я понял загадочную и милую улыбку моей жены, когда она провожала меня на охоту, я понял её наказ — беречь своё новое ружьё, я понял, что она подменила его моим старым Зауэром, и, полный чувства величайшей благодарности за избавление меня от новых мучений, я понял, наконец, что нашёл своё идеальное ружьё.


УВЕДОМЛЕНИЕ О КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ: Это электронное сообщение и документы, приложенные к нему, являются информацией, в отношении которой обязательно соблюдение конфиденциальности, – запрета на передачу третьим лицам без согласия ее обладателя (отправителя). Если Вы получили это сообщение по ошибке, пожалуйста, сообщите об этом отправителю по электронной почте и удалите это сообщение и приложенные к нему документы из памяти Ваших компьютеров и серверов. Это сообщение и приложения к нему могут содержать точку зрения, не совпадающую с точкой зрения компании.

CONFIDENTIALITY NOTICE: This email and any files transmitted with it are confidential and intended solely for the use of the individual or entity to whom they are addressed. If you have received this email in error please notify the sender. This message contains confidential information and is intended only for the individual named. If you are not the named addressee you should not disseminate, distribute or copy this e-mail. Please notify the sender immediately by e-mail if you have received this e-mail by mistake and delete this e-mail and files transmitted with it from your system and servers. If you are not the intended recipient you are notified that disclosing, copying, distributing or taking any action in reliance on the contents of this information is strictly prohibited. Any views or opinions presented in this email are solely those of the author and do not necessarily represent those of the company.
Абалдеть! Это блин даже не рассказ...Это какая-то поэзия!!!!
Я еще считал себя офигенным рассказчиком. :facepalm:
 

kashchei

Модератор
Сообщения
2,962
Симпатии
1,427
Адрес
Нижний Новгород
#33
Не помню где читал юморной рассказ..Он про становление пневманутого.
Там описан процесс как практически все начинали. Сперва надо дури дофига, шобы ванную навылет. Потом приходит понимание, что лучше тише попасть, чем мощно промахнуться.
Блин..Не могу найти этот рассказ. Он капец ржачный.
 

kashchei

Модератор
Сообщения
2,962
Симпатии
1,427
Адрес
Нижний Новгород
#34
На днях довелось пострелять из LP500 с карбоновым баллоном. Очень приятные впечатления от пистолета. Пистолет легкий, но нет ощущения пустоты, у него очень хороший баланс, во всяком случае мне подошел идеально, без грузиков. Получается четкое удержание, вот навел в зону прицеливания, и он там плавно колышется, без сильных отклонений, как будто сам. Кстати, еще от пары человек слышал такое же мнение по этой модели. Остальное традиционно для топового пистолета. Совершенно ровный и плавный спуск (модель была с механикой). Идеально четкие прицельные. Вот не знаю почему такая разница, но берешь потом МР-672 и не видишь тех идеальных линий, которые были с немцем. Может покрытие разное и дело в бликах, может просто потому, что у вальтера параллельное параллельно, перпендикулярное перпендикулярно.... А рукоятка родная мне не понравилась. И размер мой L, но какая-то она худая, не получалось добиться плотного хвата, хотя круг девятки держал и так. Кстати, посмотрел потом в конструкторе по этой модели, оказывается у вальтера во всех размерах рукоятки идут и тонкие и нормальные. Может это как раз был Slim вариант. И по компенсатору: да, работает незаметно, никаких ударов не чувствуется, прицельные на месте во время выстрела, и вот убедился, что нет необходимости в нем. Может для тех, кто стреляет на балансе, с легким удержанием рукоятки компенсатор необходим, а вот при плотном хвате, постоянном закреплении до, во время и после выстрела, особой пользы он не несет.
А вывод вот такой: пневматика стала совершенной уже лет 25 назад, а сейчас правят бал маркетологи, вытрясая с нас деньги за 3D, 5D, карбон, цифровые манометры- а прямых рук то от этого не прибавится... Хотя конечно, стрельба из топовой модели дает некое моральное удовольствие (которое потом быстро сходит на нет от своих отвратительных результатов :) )
Ну вот мр-672 конкретный дрын. После иномарки с него стрелять не хочется. Даже не так- его в руки брать не хочется. Кто придумал это чудо- оторвать нахрен руки и не подпускать к разработкам.
Меня спасает штееровский баллон. Спасибо Костяну. А в целом полная фигня. Конструкция полный ацтой. Вечно что-то ломается, травит. Да и как-будто топор в руках держишь.
Вот штырь-манлихер было просто приятно в руки взять. Даже не стрелять, а просто подержать, погладить..Даже поцеловать хотелось.
Это же произведение искусства!
Хз, но мне 46ой больше нравится. В нем хоть какая-то гармония есть. А 672ой топор топором.
 
Яндекс.Метрика Индекс цитирования